27.05.2012 в 08:29 3 2

Сотрудника нашего отдела в НИИ Николая Александровича АлександрОва ((ударение на "О") отличал его постоянный позитив и какое-то гипертрофированное чувство юмора. Все мы, время от времени, становились героями его розыгрышей, которые потом, в виде фольклора, гуляли по институтским коридорам и курилкам. Но однажды Александров сам стал героем и, одновременно, жертвой собственной шутки. Как-то, уж совсем не в солнечный день, он явился на работу в тёмных очках, которые скорее подчёркивали, нежели скрывали внушительных размеров синяк под левым глазом. Ближе к обеду стала известна и, собственно, история.

23.04.2012 в 07:30 0 1

После поездки в США Мстислава Ростроповича вызвали в Особый отдел Министерства культуры и спросили: - Мстислав Леопольдович, как вы посмели оставить принимающей стороне программу ваших будущих гастролей, не согласовав ее с нами? - Да, знаете..., как-то..., а что, нельзя? - Вы еще спрашиваете! Немедленно напишите новую программу. Здесь же! Сейчас же! Ростропович сначала растерялся, потом обозлился и написал: Моцарт, концерт для виолончели с оркестром (Моцарт никогда ничего для виолончели не писал). Беллини. Соната для виолончели, флейты и клавесина (та же история) Риталлани. Концерт для виолончели соло (такого композитора вообще в природе не существует). Минкульт одобрил выбор маэстро, красиво распечатал список типографским способом и, заверив у министра, отправил в США.